Оспорить диагноз психиатра судебная практика

Оспорить диагноз психиатра судебная практика

Оспорить диагноз психиатра судебная практика

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Оспорить диагноз психиатра судебная практика». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

В.Д.Исаков ВОЕННО-МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ Целевая установка: изложить основные понятия, классификацию профессиональных правонарушений медицинских работников, дать правовую характеристику наиболее часто встречающихся преступлений и изложить основные требования к проведению судебно-медицинской эксперти…

Оспаривание диагноза шизофрения судебная практика

Заключения о психических заболеваниях запрещают взрослому человеку сдавать на водительские права, получать разрешение на ношение оружия или работать в силовых структурах — они требуют ясного ума и самоконтроля. По этой причине многие граждане пытаются оспорить заключение, поставленное психиатром.

Я рассказал им про беса, что мол, меня бес целуют. Прямо из ПНД меня увезли в Орскую псих. Больницу, в которой я пробыл 1 месяц. При выписки мене озвучили диагноз вялотекущая шизофрения. Еще с месяц я ездил в эту же больницу за лекарствами. Выписали меня в конце мая и направили на комиссию по инвалидности и в пнд. Я получил инвалидность после прохождения комиссии.

На повторяемый и Макаровой, и мной вопрос — считаете ли вы истца шизофреником и сейчас, следовал путаный ответ, из которого было понятно, что считают.

Проголосовало пока не так много, но результаты уже пугают. Система здравоохранения у нас, видимо, действительно в глубоком кризисе. Проблема неправильного диагностирования страшна тем, что люди не всегда перепроверяют поставленные диагнозы и в итоге даже могут не узнать о допущенной врачебной ошибке…

Как можно оспорить диагноз психиатра?

Сегодня в Российской Федерации, есть законная возможность — снятия необоснованно выставленного психиатрического, в результате взаимодействия двух специалистов, грамотного юриста и судебного эксперта-психиатра.

Э.Янковский, А.Б. Шадымов, В.В. Остробородов, 2006 УДК 340.6 В.Э.Янковский, А.Б. Шадымов, В.В. Остробородов СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ДИАГНОСТИКА ПЕРЕЛОМОВ КОСТЕЙ МОЗГОВОГО ЧЕРЕПА ПРИ ПАДЕНИЯХ И УДАРАХ ЗАТЫЛОЧНОЙ И ТЕМЕННО-ВИСОЧНОЙ ОБЛАСТЯМИ О ТВЕРДУЮ ШИРОКУЮ ПОВЕРХНОСТЬ И ПРИ УДАРАХ ТВ…

Наконец, в течение 2005 года должна была найтись органическая мозговая причина изменения поведения, чтобы поставить диагноз F 07.00.

Бабинян родилась в Армении, но когда ей было два года, переехала с семьёй в Чувашию. Беременность матери проходила с осложнениями, и у девочки были серьёзные врождённые заболевания глаз, а также редкий синдром Пьера Робена, который выражается в патологии развития челюстной части лица.

Как оспорить диагноз врача психиатра

Врачи — тоже люди, и им свойственно ошибаться. Но ошибочные заключения психиатров, в буквальном смысле, ломают жизни людей, и исправить это, без серьезных оснований, нелегко. Чтобы оспорить неправильный диагноз психиатра, гражданин должен выполнить определенный порядок действий:

  • Процесс оспаривания рекомендуется начать с амбулаторного обследования в медицинских учреждениях. Можно обратиться к участковому или частному психиатру, тогда вероятность госпитализации ниже. Если гражданин, после осмотра, получит справку из ПНД об отсутствии болезней, вроде шизофрении, нужно сделать с них копии и заверить их у нотариуса.
  • Следующий шаг — снятие с учета комиссии ПНД. Для этого пишется соответствующее заявление. Если удается сняться с медицинского учета таким образом — проблема решена. Если нет — приходит черед для судебного разбирательства для оспаривания вопроса, но уже на основе пройденных обследований. Чтобы проконсультироваться на тему укрепления своих позиций в этом вопросе, советуем обратиться к нашему юристу.

С.Охапкиным, выставившим это диагноз, человеком самых высоких профессиональных качеств, я утвердился в том, что амбициозная жесткость, растянувшая решение этого конкретного случая на годы, отнявшая у всех столько сил, испортившая судьбу Андрея Бородина, связана с позицией д-ра Дятлова. Именно он представил суду плохо или вообще нечитаемые ксерокопии сокращенных вариантов МКБ-10.

В случае, если в предоставленных дополнительно материалах (показания родственников, соседей, знакомых, сотрудников по работе, бытовая характеристика), которые рекомендуют собрать эксперты, будут содержаться сведения о нарушениях поведения Бородина, экспертные вопросы могут быть решены в амбулаторном порядке.

Разве можно это замалчивать? Необходимо дезавуировать этот документ и сослаться на книжный вариант. Необходимо также проанализировать, как такое могло произойти, нет ли еще и других искажений, и как квалифицировать 12 лет молчания. Происшедшее – лучшее конкретное доказательство необходимости общественного контроля.

Еще по теме ОБЖАЛОВАНИЕ ДЕЙСТВИИ РАБОТНИКОВ ПСИХИАТРИЧЕСКИХ УЧРЕЖДЕНИИ:

В Чебоксарах 21-летняя Анна Бабинян добивается отмены диагноза «лёгкая умственная отсталость», который ей поставили ещё в детстве. Девушка окончила общеобразовательную школу, успешно сдала ЕГЭ и сейчас учится в медицинском колледже. По словам Бабинян, её мать дала взятку, чтобы врачи признали дочь умственно отсталой и ей можно было оформить инвалидность, получив соответствующие льготы.

Подача заявления в комиссию осуществляется несколькими способами: В любом случае жалоба для оспаривания врачебного вердикта рассматривается в течение 30 календарных дней.

Согласно данному перечню общим медицинским психиатрическим противопоказанием для водителей автомобилей всех категорий является наличие заболевания «алкоголизм».

Ситуация: (частично история была в другой ветке, сейчас новый поворот, к сожалению) Ребенку 7 лет сейчас, активный, с некоторыми закидонами из компьютерных игр, типа GTA. развитый. Короче, не тянет на «аута» никак. 2. В 2015 после всех судов активизировалась, предпринимает попытки положить сына в стационар на обследование с новыми симптомами.

Согласно п.1 ст.6 Закона от 02.07.1992 г. №3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях граждан при ее оказании» гражданин может быть временно (на срок не более пяти лет и с правом последующего переосвидетельствования) признан непригодным вследствие психического расстройства к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности.

Согласно сведений РОССТАТа по Ставропольскому краю, муниципальное учреждение здравоохранения «Красногвардейская ЦРБ» является бюджетной муниципальной организацией муниципального образования Красногвардейского муниципального района Ставропольского края.

Снимем или изменим психиатрический диагноз

Через три — снимает с динамического наблюдения. Через пять — карточка отправляется в архив и медицинское заключение отменяется.

ЗЫ. На судебные заседания в качестве представителя от больницы являлся врач Беляев, который учился на медика аж целых 14 лет (?!), закончил наш университет в 32 года. Он же был одним из врачей-экспертов в 2011 году, который подтвердил диагноз вместе с сыном «легендарного» главврача республиканской психиатрической больницы Подсеваткиным. Займёт ли он место отца после ухода того на пенсию?

Много говорилось о том, что это возможно. Но было и мнение у нас на форуме, что суд этим делом заниматься не будет, так как не может быть предметом судебного спора, и сам по себе он никаких прав не ограничивает и не ущемляет.

Но вот вам Определение КС РФ, из которого следует, что есть суды в России, которые такие иски принимают и назначают СПЭ и не где-нибудь, а в самой НПА России.
Дело инициировано иском прокурора Красненского района. В исковом заявлении прокурор указал, что Захаров имеет водительское удостоверение (серия, номер), выданное 17.10.2009 года. Просит суд, в связи с наличием у Захарова медицинских противопоказаний, прекратить действие его права на управление транспортными средствами.

Мы ссылаемся в таких случаях на «Модели диагностики…». А они, оказывается, утверждены в фальсифицированной редакции!

Представитель ответчика по доверенности фио в судебное заседание явилась, исковые требования не признала, указав, что диагноз был выставлен законно и обоснованно. Суд, выслушав стороны, изучив материалы дела, считает исковые требования подлежащим удовлетворению в силу следующего.

Ещё если можете ответьте, есть ли у меня возможность пройти мед. комиссию в такой вуз, как МГТУ им.Баумана, при устойчивой ремиссии сроком два года и год без инвалидности. Я умный человек и по баллам ЕГЭ, думаю, буду одной из лучших судя по максимальным проходным баллам.

Утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2006 г. ОБЗОР ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2006 ГОДА НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ Федеральные законы О внесении изменений в Кодекс Российской …

В кассационных жалобах Ш.М.А. и его представитель решение суда просят отменить, указывая, что суд неправильно применил нормы материального права, не учел заключение специалистов ООО Наркологическая клиника «АБИА», об отсутствии у истца противопоказаний для управления транспортными средствами.

Читать еще:  Разрешение на работу для студентов иностранцев 2017

Как оспорить решение комиссии псих больницы

Нужно быть готовым к тому, что суд в любом случае назначит судебно-психиатрическую экспертизу для подтверждения или опровержения выставленного диагноза.

В соответствии со ст. 2 Положения об условиях и порядке оказания психиатрической помощи, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 января 1988 г.12 лицам, страдающим психическими расстройствами, гарантируются социальная и правовая помощь, судебная защита, прокурорский надзор, помощь адвоката для обеспечения их прав и законных интересов.

Анна Бабинян не создаёт впечатление умственно отсталого человека. Сама она уверяет, что за такой психиатрический диагноз её мать дала взятку. По мнению девушки, мать хотела получать пенсию по инвалидности и другие льготы. В этой связи, суд находит объективными выводы заявителя и его представителя, усомнившихся в правильности установленного диагноза врачом – наркологом Яровой Г.В..

В дальнейшем Ш.М.А. уточнил заявленные требования, просил также прекратить диспансерное наблюдение, установленное решением врачебной комиссии 30.03.2011 г.

Психологические отклонения в врачебной практике обладают не меньшим разнообразием, чем физиологические.

Шизофрения – диагноз серьезный, требующий регулярного посещения врача и длительного приема специальных психотропных препаратов.

Согласно выписке из Приказа № от ДД.ММ.ГГГГ, Яровая Г.В. переведена в поликлинику на должность врача психиатра – нарколога с ДД.ММ.ГГГГ.

Считаю себя здоровым. Можно – ли у Вас оспорить диагноз? Получить комиссионное заключение о том, что я психически здоров, в лечении и в наблюдении в ПНД не нуждаюсь и есть ли у Вас полномочия на снятие психиатрического диагноза F07? Заранее Спасибо за ответ.

Как можно оспорить диагноз психиатра?

Психологические отклонения в врачебной практике обладают не меньшим разнообразием, чем физиологические. Но они, по своей природе, скрытые и доказательством тут служит, кроме поведения взрослого человека, поставленный психиатром диагноз (о психиатрическом освидетельствовании работников раз в 5 лет читайте по ссылке:). Заключения о психических заболеваниях запрещают взрослому человеку сдавать на водительские права, получать разрешение на ношение оружия или работать в силовых структурах — они требуют ясного ума и самоконтроля. По этой причине многие граждане пытаются оспорить заключение, поставленное психиатром.

Основания

Шизофрения, болезнь Альцгеймера, аутизм — все эти заболевания оказывают сильное влияние на жизнь ребенка или взрослого человека, а оспорить диагноз психиатра сложно.

Чтобы добиться этого, нужны серьезные основания:

  • неверный диагноз;
  • нарушения процедуры госпитализации;
  • ущемление прав пациента.

Эти варианты не гарантируют успеха в оспаривании медицинского заключения. Человек предоставляет комиссии доказательства своего психического здоровья, на основании справок и показаний другого психиатра. Суд может назначить независимую врачебную экспертизу, которая поставит точку в этом вопросе, и определит, была, к примеру, у заявителя шизофрения, или нет.

О том, как отказаться от госпитализации, читайте по ссылке:

Порядок действий

Врачи — тоже люди, и им свойственно ошибаться. Но ошибочные заключения психиатров, в буквальном смысле, ломают жизни людей, и исправить это, без серьезных оснований, нелегко. Чтобы оспорить неправильный диагноз психиатра, гражданин должен выполнить определенный порядок действий:

  • Процесс оспаривания рекомендуется начать с амбулаторного обследования в медицинских учреждениях. Можно обратиться к участковому или частному психиатру, тогда вероятность госпитализации ниже. Если гражданин, после осмотра, получит справку из ПНД об отсутствии болезней, вроде шизофрении, нужно сделать с них копии и заверить их у нотариуса.
  • Следующий шаг — снятие с учета комиссии ПНД. Для этого пишется соответствующее заявление. Если удается сняться с медицинского учета таким образом — проблема решена. Если нет — приходит черед для судебного разбирательства для оспаривания вопроса, но уже на основе пройденных обследований. Чтобы проконсультироваться на тему укрепления своих позиций в этом вопросе, советуем обратиться к нашему юристу.

К сожалению, психиатры самостоятельно редко отменяют свои диагнозы. Почему? Если вчерашний больной что-нибудь натворит — врача могут призвать к ответственности. А здоровый взрослый человек или, тем более, ребенок на учете медицинской комиссии не представляет для специалиста «опасности» и шансы оспорить врачебное заключение, без помощи квалифицированного специалиста, равняются нулю.

Законодательство предусматривает законную процедуру снятия с учета в ПНД без судебного разбирательства. Но это — долгий процесс, который касается болезней, вроде шизофрении, и у человека на всех этапах должны наблюдаться улучшения. Через год наблюдения комиссиия отменяет препараты. Через три — снимает с динамического наблюдения. Через пять — карточка отправляется в архив и медицинское заключение отменяется.

Куда обращаться?

Теперь о том, как оспорить диагноз психиатра через суд, и в какую инстанцию следует обращаться. Разумным шагом будет начать с администрации медицинского учреждения, которое поставило диагноз. Пишется жалоба на имя заведующего отделением или главврача, для затруднительных ситуаций. Это может сразу решить вопрос, если клиника решит замять дело, особенно когда дело касается не взрослого, а ребенка.

Но, в случае отказа в оспаривании, приходит очередь следующего этапа оспаривания — обращения в Министерство Здравоохранения. Территориальные отделения Минздрава принимают на рассмотрения жалобы граждан. Это их обязанность — контроль и надзор за работой медицинских учреждений, включая диагнозы психиатров.

Подача заявления в комиссию осуществляется несколькими способами:

  • лично;
  • по почте;
  • по электронной почте;
  • через официальный сайт Минздрава.

В любом случае жалоба для оспаривания врачебного вердикта рассматривается в течение 30 календарных дней.

Следующая инстанция, куда можно обратиться, чтобы оспорить диагноз психиатра и его методы лечения — это прокуратура. Данный орган осуществляет контроль за соблюдением действующего законодательства и гражданами, и организациями, поэтому обращение туда с документами и заявлением по медицинским вопросам — вполне закономерный ход.

Наконец, можно обратиться в суд, с требованием о возмещении ущерба, который был причинен ошибочным диагнозом психиатра, особенно когда пострадавший — не взрослый, а ребенок. Исковое заявление по оспариванию диагноза составляется по стандартной форме, требования к которой указаны в статье 131 ГПК РФ. Разумеется, оно должно быть подкреплено доказательствами, в виде справок от независимых экспертов, показаний свидетелей и т. п.

Документы

Чтобы оспорить врачебный вердикт, гражданин должен предоставить доказательства неверно поставленного диагноза психиатром. Неважно, в какую инстанцию он обращается, в больницу, суд, прокуратуру или Минздрав — без документации для подтверждения своей правоты, успеха добиться не получится.

Необходимые документы, чтобы оспорить диагноз психиатра:

  • заявление, жалоба;
  • удостоверение личности заявителя или опекуна, в случае ребенка;
  • больничный лист с диагнозом;
  • амбулаторная карта;
  • результаты анализов;
  • врачебные назначения.

Чтобы убедиться в том, что для вашего случая собраны все необходимые документы, рекомендуем обратиться за консультацией к нашему юристу. Он пояснит, чем можно дополнить собранный перечень и гарантированно оспорить диагноз психиатра.

Похожие

Исполнительный лист по определению представляет собой документ, означающий исполнение решения судебной инстанции. Конкретно исполнительный лист…

Ситуации, при которых водители выступают нарушителями правил дорожного движения не редкость, особенно в состоянии опьянения.…

Когда гражданин получает судебный приказ, у него возникает множество вопросов. Как его аннулировать? В течение…

Результаты военно-врачебной комиссии не всегда верно отражают здоровье обследуемого. Возникают ситуации, когда призывают на службу…

Инвалидность присваивают категории граждан, у которых отказывают функции организма и они перестают вести привычный образ…

Договор ренты с пожизненным содержанием заключается, в большинстве случаев, престарелыми людьми и третьими лицами. Цель…

4 Комментариев

Вы не вошли. Войдите, чтоб оставить комментарий.

Самвел

Доброго дня Вам.
Из-за предвзятого отношения ВК врачей- психиатров мне поставили неправильный диагноз, вопреки закону, характеризующему материалу и медицинским показаниям.
Данный факт подтверждается тем, что я прошел по направлению
направлению, независимое обследование Иркутской областной клинической психиатрической больнице № 1 (ИОКПБ № 1), поставили другой диагноз и заключение ВК.
Прошу подскажите, что делать? Сроки исковой давности? Граданское дело? мне нужен адвокат в г. Иркутске, Вы с какого города?
Заранее благодарен всем Вам.

Самвел

г. Иркутск. Заведующая отделением Мункуева Анна Викторовна умышленно фальсифицировала мед. показания: увеличила сроки моего пребывания в ОПС-4 с 4 до 11 дней, написала ложные обследования и надуманный диагноз. Доказательная база имеется. Мой обращения к гл. Врачу Протасову Е.К., министру здравоохранения не рассматриваются. Идет защита ведомственных интересов. По какой статье УК можно возбудить уголовное дела в отношений врача фальсификатора.

Читать еще:  Пунт договора гарантийные обязательства на работы
Михаил

Зддраавствуйте? Меня звать Михаил я среднего роста сам из России Самарской области села Кррасного яра, я хотел бы чтобы мне помогли наказать мою психиаторшу за неправельный мой диагноз которая мне поставила дебильность, депрессивность и придумщик. То что не стоит мне разрешать это сделать итак хватает в нашем селе таких мечтающих надеявших имеет в виду, а вот это было 5 классе когда учился по вине злой одной учительницы за мои мысли стать девочкой. Я в 3 классе 1 сентября его перевели из нашего класса в другой чтобы его ребята не обижали видел одного мальчишку в нашем классе он одевался как девочка волосы отращивал ему до 3 класса он прошёл с его матерью экспертизу на правду дали женское имя вот ему разрешили развиваться психилогически и физически так сказать дали в то время ему половое воспитание. А после 9 классов он прошёл последнюю экспертизу городе Самаре по вживлению женских яичников с шейкой матки незаконно от милиции скрыла эта психиатрическая больница даже не было никаких проверок. Я хочу чтобы вы знали в городе Самаре нашем двоим живущим с села Красного яра им давно делали незаконно хирургию по вживлению женских органов, а диагноз им поставили якобы они родились с женскими органами для того чтобы у них был шанс пройти попытку дополнительную экспертизу по смене пола с муржского на женский. А женские органы они находили добровольцев матерей которые одобряли, что до смерти ихних дочерей по другой болезни вырезать ихние органы женские для парней и после все муки обследования им незаконных им действий как я описал делали из обычных парней трансгендерами. У них был шанс пройдя уже дополнительную экспертизу поменять свой пол на женский, а органы женские они в своём заключении хранят в секретной тайне якобы они неправельно хранились плохо поэтому они их выбрасывали на помойку и машина давно их вывезла с мусором бытовыми отходами так что даже сам водитель об этом не знал. Вот я то знаю что ни кто не выбрасывал женские органы с других донорах людей, я это помню и знаю из специального источника просочилось. Мне это известно не сейчас, а уже давно из источников то что городская Самарская психиатрическая больница дела противозакооные действия даже маленького возроста их ни кто точно всех непроверяет милиция в смысле сотрудники полиции в больницах по специальному диагнозу тех парней и пацанов аходящихся на обследованиях нетрадиционной оринтации с отклонениями от нормы либо правда они родились они с женскими органами или ложь просто навсего. Разнесите эту новость куда только сможете вас за это может и облогодарят, я знаю вы честные люди делаете правельную работу даже на этом сайте по разным причинам. Пожалуйста помогите чтобы знали многие без исключения все от других источников но спасибо вам большое заранее, удачи вам во всём во всех ваших делах. досвидания!

андрей

я хочу оспорить ранее поставленный диагноз и привлечь к суду за клевету и наговоры в отношении моего здоровья

ОТМЕНА ПСИХИАТРИЧЕСКОГО ДИАГНОЗА.

В нем, к примеру, отсутствует общая норма о правовых последствиях «процедурно-юридических» нарушений, допущенных в процессе оказания психиатрической помощи, если при этом нет сомнений в правильности принятого решения.

Например, судья рассматривает заявление о госпитализации гражданина в недобровольном порядке (ст. 34 Закона). Выясняется, что госпитализация обоснованна, ибо гражданин действительно страдает тяжелым психическим расстройством, вследствие чего представляет непосредственную опасность для себя и окружающих (п. «а» ст. 29).

К существенным можно отнести нарушения, которые повлияли или могли повлиять на обоснованность принятой медицинской меры, ее правильность по существу. В таком случае медицинская мера подлежит отмене и признается не влекущей юридических последствий (например, госпитализированный выписывается из стационара).

Несущественные нарушения, т.е. те, что не могли повлиять на обоснованность медицинской меры, не требуют ее отмены. Однако лица, допустившие подобные нарушения, могут привлекаться к ответственности, к примеру дисциплинарной.

Кроме того, следует предусмотреть дополнительное правило, по которому медицинская мера, даже принятая с существенными нарушениями Закона, не отменяется, если отмена будет угрожать жизни больного или иных лиц либо нанесет существенный вред его здоровью.

В приведенном примере психически больной, представляющий опасность, не должен выписываться из-за допущенных при его госпитализации процедурных нарушений. Разумеется, ответственность за существенные нарушения закона должна быть строже, чем за несущественные.

Вторая группа проблем, возникших в правоприменительной практике, сопряжена с отсутствием необходимых гарантий реализации Закона.

Наконец, третья группа проблем связана с неправильным толкованием и отсюда неверным практическим применением отдельных статей и норм Закона о психиатрической помощи.

Пожалуй, наибольший интерес в этом плане представляет проблема судебных дел об отмене диагноза психического расстройства.

Суды нередко принимают указанные жалобы и исковые заявления, рассматривают и выносят по ним решение.

Небезынтересно отметить, что при подготовке проекта Закона о психиатрической помощи его разработчики, а также представители министерств, ведомств и правоохранительных органов Российской Федерации (в том числе Верховный Суд РФ) заняли единую позицию по рассматриваемому вопросу: «споры о диагнозе» судебному рассмотрению не подлежат. В одном из промежуточных вариантов законопроекта статья об обжаловании действий медицинских и иных работников (в действующем Законе – ст. 47) даже содержала на сей счет самостоятельную норму. Норма эта не вошла в окончательный текст исключительно вследствие технико-юридических затруднений.

Предлагаемые формулировки о том, что не подлежит обжалованию в суде «сам по себе диагноз» или «диагноз как таковой», были справедливо сочтены неудачными. В иные же формулировки, редакционно, казалось бы, более приемлемые, вкрадывался нежелательный смысловой оттенок. Из них можно было сделать неверный вывод, будто суд вообще неправомочен касаться медицинских аспектов дел, связанных с оказанием психиатрической помощи.

В конечном счете от попыток сформулировать специальную норму разработчики законопроекта отказались, полагая, что в этом нет необходимости, ибо вопрос настолько очевиден, что дополнительных пояснений не требует.

Они не считали, в частности, что их позиция относительно «судебных споров о диагнозе» противоречит действовавшей тогда ст. 63 Конституции России, согласно которой каждый гражданин, чьи права нарушены действиями должностных лиц, государственных органов и общественных организаций, вправе обратиться с жалобой в суд. В суде в любом случае должны рассматриваться лишь юридически значимые обстоятельства. Психиатрический диагноз, являясь чисто медицинской квалификацией психического здоровья человека, не может считаться («сам по себе») такого рода обстоятельством.

Практика свидетельствует, что «судебные споры о диагнозе» ведутся по поводу краткой нозологической диагностики, выражаемой словами «шизофрения», «эпилепсия», «психопатия» и пр. Но в рамках отдельных нозологических форм заболеваний (той же шизофрении, например) могут наблюдаться различные психопатологические состояния и процессы — тяжелые и относительно неглубокие; непрерывно текущие и проявляющиеся сменой болезненных состояний «светлые промежутки», а также стабильные, характеризующиеся отсутствием процесса течения болезни; прогрессирующие (с утяжелением болезненных проявлений) и регрессирующие (с их облегчением вплоть до выздоровления) и т.п.

Из сказанного видно, что решение о применении недобровольных психиатрических мер или наложении ограничений на лиц с психическими расстройствами должно приниматься индивидуально, с учетом всех необходимых характеристик болезненного состояния. Такие решения не могут «автоматически» следовать за однажды установленным психиатрическим диагнозом.

Однако диагноз, будучи медицинской квалификацией состояния здоровья, не может быть отнесен, на наш взгляд, к категории обстоятельств, требующих судебного решения. Иначе за защитой чести, достоинства или деловой репутации вправе обратиться любой пациент, у которого врач обнаружил и отразил в медицинской документации какое-либо болезненное состояние.

Конечно, нельзя исключить различного рода действия, направленные на опорочение чести, достоинства или репутации гражданина, где одним из элементов задуманной «комбинации» выступает психиатрический диагноз.

Такая постановка вопроса не только противоречит принципу независимости врача при исполнении им профессиональных обязанностей (ст. 21 Закона о психиатрической помощи), но и здравому смыслу.

Читать еще:  Как узнать остаток по кредиту в совкомбанке через интернет

Недопустимость отмены судом психиатрического диагноза обусловлена к тому же неопределенностью действий, которые требуется для этого совершить.

При анализе дел по спорам о диагнозе можно обнаружить немалое число нарушений, допускавшихся по отношению к пациентам. Здесь и разглашение врачебной тайны, и необоснованное наложение ограничений, и необоснованное применение недобровольных психиатрических мер, и многое другое. Такие нарушения прав граждан подведомственны суду. Но вместо их рассмотрения суды занимаются «спорами о диагнозе».

Почти каждое судебное решение о «снятии» диагноза психического расстройства осложняет отношения между психиатрами и их пациентами, препятствуя нормальной работе психиатрических учреждений, а в итоге серьезно нарушает права самих врачей вплоть до прямой угрозы их личной безопасности.

Практика рассмотрения жалоб на действия психиатров и исковых заявлений о защите чести и достоинства лиц, подвергавшихся психиатрическому наблюдению, ведет начало с конца 80-х годов. И возникла она преимущественно в московских районных судах. Однако за последние два-три года число таких дел значительно возросло и в судах других регионов.

Волна «антипсихиатрических» настроений (в устоявшемся широком смысле этого слова), зародившись в столице, прокатилась и по российской провинции.

Проблема «судебных споров о психиатрическом диагнозе» одна из многих, что возникли после вступления в силу Закона о психиатрической помощи.

Результаты обобщения практики в рассматриваемой сфере могут быть использованы для совершенствования действующего законодательства, подготовки комментариев к нему, издания инструктивно-методических материалов и пособий, рассчитанных на врачей-психиатров, медицинский персонал и иных специалистов, участвующих в оказании психиатрической помощи.

Источник: «Законность» №11, 1995

Психиатрическая помощь включает в себя, в частности, диагностику психиатрических расстройств, т.е. постановку, отмену или изменение диагноза (статья 1 этого Закона).

Следовательно, действия медицинских работников по установлению гражданину диагноза психического заболевания могут быть обжалованы в суд, если он считает их нарушающими в чём-либо его права или интересы.

Надо полагать, что исходя из конституционного принципа состязательности (статья 123 Конституции РФ), обязанность доказать правильность диагноза лежит на медицинских работниках.

Следует признать, что употребление в судебных решениях формулировок типа «снять диагноз» является неудачным.

Такая позиция Верховного Суда РФ основана, в первую очередь, на положениях статьи 46 Конституции РФ, которая каждому человеку гарантирует судебную защиту его прав и свобод.

Установление человеку диагноза психического расстройства безусловно затрагивает его права, поэтому он может обратиться в суд, если считает такой диагноз неверным.

Можно ли оспорить судебную психолого-психиатрическую экспертизу?

В ноябре 2013 года Сергей Бубнов (имя и фамилия изменены), генеральный директор строительной компании, заключил договор на выполнение работ с подрядной организацией. Фирма Бубнова позиционировала себя как давно работающую на рынке, поэтому подрядчики были рады получить контракт. Работы вскоре начались и велись в соответствии с графиком, – подрядчик соблюдал условия договора. В течение последующих 6 месяцев партнеры подписали еще ряд договоров, а также дополнительные соглашения к ним. «Расчеты – по завершении работ», – обязался строитель.

Однако в июне 2014 года случилось странное. Сергей Бубнов вдруг обратился в психиатрическую больницу с жалобами на плохое самочувствие и тревогу. Мужчина был уверен, что за ним «постоянно кто-то следит», рассказывал о странных звонках в офис и очень просил ему помочь. Амбулаторно. Ведь нездоровым он себя считает уже примерно полгода. Недоумение главного врача было вызвано тем, что больной обратился не по месту проживания, а в областную лечебницу, что находится в десятках километров от Города. Бубнов же объяснил это «соображениями анонимности»: своей работе не навредить и репутации сына в будущем. Дело, мол, деликатное.

На основе психиатрических реакций пациента был установлен диагноз: «Смешанное тревожное и депрессивное расстройство». Больному было предложено лечение в стационаре, но он категорически отказался.

В июле 2014 года глава компании подписывает акт приемки работ с подрядной организацией, а спустя 5 дней после этого вновь обращается в областную психиатрическую больницу. «[Пациент] в беседе аффектировался. Рассказывал, что «за ним наблюдают…, это не просто так», разубеждению не поддавался», – записал доктор в медицинской карте Бубнова. Ему снова предложили госпитализацию. Но, сославшись на то, что и так пьет лекарства, и даже чувствует некоторое улучшение, мужчина отказался. Вскоре Сергей обратился к главврачу больницы на предмет освидетельствования его «сделкоспособности», поскольку намеревался продать имущество матери. Из его рассказа следовало, что таким образом он хочет уберечь семью от преследователей. При этом злодеев он тут же «узнавал в лицо» среди окружающих. Вместо подтверждения «сделкоспособности» Бубнову был поставлен новый диагноз: «Острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении».

Как ни странно, акты о приемке выполненных работ и справка о стоимости выполненных работ и затрат были подписаны в тот же день. Спустя еще четыре дня генеральный директор Сергей Бубнов ставит подпись с расшифровкой под договором займа с тем же подрядчиком. Немного позже – официально обращается к партнеру с просьбой оплатить проценты по его кредиту и перечислить по договору займа деньги.

В сентябре 2014 года Бубнов обратился к главврачу психбольницы с жалобой на ухудшение самочувствия. Эти изменения он связывал с неприятностями на работе и в личной жизни. Скорректировав лечение, доктор настоятельно посоветовал госпитализацию, но бизнесмен наотрез отказался. В конце того же месяца между строительной фирмой и подрядчиком было подписано соглашение о новации долгового обязательства по соглашению об уступке права в заемное обязательство…

События последующих полутора лет в медицинской карте больного не отражались, однако известно, что в июле 2016 года Центральной районной больницей Сергею Бубнову был поставлен диагноз «Сотрясение головного мозга. Закрытая черепно-мозговая травма. Ушиб правого плечевого сустава». Повреждения пациент получил при падении с квадрацикла, от госпитализации отказался. Также с сентября на протяжении четырех месяцев он находился на лечении в психиатрической больнице с диагнозом «Тревожное расстройство». Примечательно, что туда больной обратился сразу на следующий день после того, как его травмы были зарегистрированы в ЦРБ.

А что же подрядчик? Расчеты с ним так и не были произведены. К октябрю 2016 года задолженность составила 58,5 млн рублей, включая пеню. Обращение с требованием выплатить сумму было направлено Бубнову. Известно, что вскоре после получения письма, должник обращался в областную психиатрическую лечебницу за справкой. Она была необходима ему для сделки, не имевшей отношение к подрядчику. Согласно обследованию, мышление и психологическое состояние обратившегося диагностировалось нормальным. Да и жалоб на здоровье у мужчины не было.

Между тем, так и не дождавшись денег, в 2017 году подрядная организация была вынуждена обратиться в суд с требованием взыскать задолженность. В ходе заседания ответчик рассказал, что в начале 2014 года попал в тяжелые жизненные обстоятельства и находился в тяжелой депрессии. А потому «совершенно не помнил, какие документы подписывал» и для чего. И вообще, будь он тогда в состоянии психической дееспособности, «никогда не пошел бы на такие странные и кабальные условия договора». Суд установил, что в марте 2014 года у строительной компании начались финансовые проблемы, в результате которых была начата процедура банкротства. Для выяснения, имелись ли у Бубнова на момент заключения договоров психические и психологические «особенности», мешавшие ему осознавать, что делает, была назначена первичная судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. В рамках этого исследования были в том числе изучены факты обращения бизнесмена в психбольницу. Как показали результаты экспертизы, во все юридически значимые периоды Бубнов находился на лечении у психиатра и не мог мыслить критически и руководить своими действиями.

Казалось бы, исход дела очевиден, и вернуть свои деньги подрядчику не поможет даже суд. Однако, рецензия на экспертизу поставила ее выводы под сомнение. В результате представленных фактов суд решил возобновить производство по делу и назначил повторную экспертизу, выводы которой оказались прямо противоположными. Ситуация приняла совершенно иной оборот, поскольку сторона по делу отстояла выводы повторной экспертизы. Более того, именно они легли в основу судебного решения, которое оказалось не в пользу мошенника.

Ссылка на основную публикацию